toppic
   

Тематические статьи / Искусство
Труды по арабской каллиграфии

Основные труды по истории арабской каллиграфии и возможные пути дальнейшего развития


Тема традиционной арабской каллиграфии практически не освещена в русском востоковедении и искусствознании. Тем не менее, эта область, как наиболее важная составляющая - ось - исламского искусства, возбуждает огромный интерес в западной литературе.

Знакомство с арабской рукописной книгой возможно благодаря таким крупнейшим исследователям исламской каллиграфии, как  David James, Francois Deroche, Martin Lings, Safadi, Schimmel, Sheila Blair, Олег Грабарь и др.

Многими исследователями выявляются закономерности в развитии арабской письменности. Соприкасаясь с арабской книгой, невозможно не говорить и о принципах декорировки, о книге как о живом целостном организме. Уделяется внимание и таким неотъемлемым элементам арабской книги, как переплет и декоративное оформление страниц, куда входят унван, заглавия, печати и диакритические знаки, которые служили руководством для правильного чтения Корана (расстановка интонаций), и другие отметки.

Редко каллиграфия рассматривается как более широкое понятие - каллиграфия в архитектуре, прикладном искусстве, нумизматике. И даже в рамках коранистики остается много неосвещенных аспектов хотя бы потому, что каждая новая рукопись вскрывает обширные пласты, этнокультурные, религиозные, исторические и требует тщательного изучения.

Составляя обзор имеющейся литературы на русском языке, стоит упомянуть Книгу И.Ю.Крачковского “Над арабскими рукописями” , которая носит публицистически-мемуарный характер, но, несомненно, является своего рода гидом для начального этапа изучения арабской культуры и арабской рукописной традиции.  Крачковский упоминает один экземпляр Корана - “Коран арабской бабушки” - который  представляет интерес как с философско-этнографической точки зрения, так и с точки зрения искусствоведческой. Этому Корану, известному в ФИВРАН как Е-20 проф.Е.А.Резван посвятил отдельное исследование, в связи с выясненными обстоятельствами возникновения в Петербурге данного экземпляра, и его предположительным происхождением. Резван именует его как “еще один Коран Османа”.

Труд Е.А.Резвана “Коран и его толкования” является незаменимым учебным пособием, вводящим читателя в историю коранистики, кроме того, в нем также уделяется внимание художественному оформлению списков Корана.

Другим пособием по мусульманской культуре является составленная С.М.Прозоровым “Хрестоматия по Исламу”, в которой помимо всего затронута проблема возникновения арабского письма на примере Корана.

Общий обзор Исламского искусства дает Б.В.Веймарн. По его словам: “Философы Востока рассматривали художественное творчество как одну из форм познания человеком объективной действительности. Они ставили его (художественное творчество) в один ряд с наукой и этикой” . Этот обширный труд посвящен арабо-персидским художественным традициям. Веймарн исследует различные области исламского искусства: архитектуру, керамику, ткачество, миниатюру, резьбу по дереву, художественное литье. Он говорит также и о мистическом восприятии действительности, которое было отражено в творчестве арабских и персидских мастеров.

Наиболее  полезным для настоящего исследования является замечание Веймарна относительно орнамента: “отмечается орнаментально-декоративно-плоскостное начало, ковровая трактовка орнамента, схематизм и, безусловно, такой тип орнамента, как арабеска” . Веймарн вскользь упоминает шесть канонических почерков, возникших в IX - X в.в.; исследуя миниатюру, говорит о возникновении в VI - VII в.в. почерка куфи, подчеркивает прямолинейность и угловатость начертания, обращает внимание на разновидность этого шрифта - “цветущий куфи”, в котором буквы стилизованы в растительный орнамент. Но, к сожалению, не дается истории развития шрифтов, а остальные почерка даже не упоминаются. Веймарн не уделяет должного внимания каллиграфическому искусству; Коран, как художественно оформленная книга, вообще не рассматривается, в противоположность миниатюре. Каллиграфия же исследуется в контексте решения интерьера и украшения керамики. Но никаких открытий в области каллиграфии Веймарну не принадлежит, поскольку он намечает лишь общую картину.

Веймарн приводит читателя к литературным источникам, составленным самими мастерами каллиграфии: «Устав цеха живописных дел мастеров», Кази Ахмеда  и “Трактат по каллиграфии Султана Али Мешхеди” .

Эти труды по каллиграфии позволяют прочувствовать дух священного письма изнутри, через опыт самих каллиграфов, которые дают наставления своим последователям, излагают каноны и традиции письма, а также основы духовной практики каллиграфа. Но вопросы возникновения элементов, стилей, наличия ряда характерных особенностей шрифта в целом, или буквы, - не освещены, как и не дается классификации. Кроме того, как правильно отмечает Грабарь, художественные категории, критерии оценки не ясны. Что такое красота в сознании каллиграфа или простого средневекового мусульманина?

В Трактатах подробно изложены правила составления книги: “Четкий почерк”, “О приготовлении чернил”, “О распознавании [качеств] калема”, “О распознавании бумаги”, “О цветах бумаги”, “Об ахаре  и нанесении его на бумагу”, “О качествах перочинного ножа “, “Об очинке калема”, “Относительно най-ката  ”, “Относительно обрезки калема”, “О пробе калема”, “О переписке с помощью мистара “. В Трактатах мы находим, наряду с описанием технических приемов, и нравственные правила, касающиеся жизни и поведения каллиграфов - “О распределении времени и поведении каллиграфа”, что дает немало пользы для исследования самой каллиграфии. Трактат Султана ‘Али Мешхеди (XVI â.) целиком включил в третью главу своего сочинения персидский автор Кази-Ахмед. Т.е. это поэтические наставления, изложение технических приемов –  средневековое подобие критической литературы.

А.Б.Халидов посвятил две работы ,  исследованию рукописной книги Востока. Он подводит к проблеме исторического формирования письменности у арабских племен и прослеживает хронологическую последовательность возникновения тех или иных шрифтов.  Особое внимание уделяет описанию кодексов Корана, а именно - переплетному делу, оформлению унвана. Халидов рассматривает различные письменные источники: наряду с кораническими рукописями упоминает научные трактаты, философские и теологические сочинения. Халидов отмечает: “Арабская книга была порождением городской культуры, т.к. именно в городах сосредоточились те слои, которые так или иначе имели отношение к созданию и использованию книги” .

В книге Н.Ф.Лоренца “Орнамент всех времен и стилей”  приведены таблицы с текстом по Арабскому искусству, конкретно - по живописи, встречающейся в манускриптах. Интересно замечание: ” Вначале, занятые завоеваниями и распространением своей новой религии, арабы не разрабатывали свое собственное искусство, а, проникая в другие страны, пользовались их архитектурой и мастерами для своих целей [...]” - имеется в виду соприкосновение с персидскими, византийскими и римскими традициями. Но далее автор продолжает: «Заимствуя, таким образом, формы в искусстве у других народов и разрабатывая их мало-помалу на свой лад, арабы впоследствии так их переработали, что у них образовался совершенно новый стиль, настолько самостоятельный и полный собственного характера и единства, что его нельзя считать развившимся из византийского или какого-нибудь иного» . Это суждение, кажется, наиболее точно характеризует сущность исламского искусства в целом.

В Ташкенте, Каире, Стамбуле хранятся копии т.н. Корана Османа (или Усманова Корана). Этим рукописям посвящена специальная литература.  Ташкентская рукопись Корана Османа, ранее находившаяся в Императорской Публичной  библиотеке, описана А.Ф.Шебуниным . Рукопись была написана крупным прямым куфи, строго пропорциональным и не угловатым. Шебунин уделяет достаточное внимание характеристике почерка, приводит таблицы шрифтов и печатей.

В Хрестоматии по персидскому искусству, составителем которой является Arthur U.Pope , второй том посвящен исламской архитектуре, керамике и каллиграфии. В разделе, касающемся каллиграфии, дана подробная история развития письменности на примере различных шрифтов. Здесь рассматриваются не только арабские почерка, но и прослеживается связь арабских и более поздних персидских шрифтов, приводятся различные таблицы шрифтов. Автор говорит о графических и декоративных особенностях почерков, дает сравнительную характеристику. Упоминает знаменитых каллиграфов, среди них Аbu Bakr Muhammad (который объявил, что овладел полностью 70 различными шрифтами), излагает инструкции, относящиеся к насху, thulth, riqa, muhaqqaq. “Он выработал теорию, что буквы этих алфавитов были созданы комбинациями кругов, или их сегментов, и прямой линией, ее диаметров, причудливо идентифицировал это с Землей и экватором” . В разделе можно найти много ценных замечаний, например, автор упоминает о различных куфических шрифтах, развитых уже во многих провинциях средневековой Персии. Этого мы не находим в большинстве имеющихся трудов. Постоянное сравнение шрифтов обогащает восприятие арабской средневековой письменной традиции.

Arthur U.Pope рассматривает шрифты, как украшение рукописей, керамики, архитектуры и стел. Он прослеживает закономерности в использовании того или иного шрифта.

Монографией по исламской каллиграфии является книга Y.H.Safadi “Islamic Calligraphy” . Хотя эта работа во многом уже устарела, не достаточно глубоко изучена суть явления, надо отдать должное автору, который сумел ясно изложить основные принципы исламской каллиграфии в одном труде. Работа в то же время радует обилием иллюстраций. Safadi начинает исследование с истоков зарождения письменности, из шрифтов рассматривает куфи, насх, tulth, мухаккак, riqa, tawqi, райхани, талик, насталик, mashq, магрибинские шрифты и приводит наглядные примеры. Автор обращает внимание на миниатюрное решение коранической рукописи.

Теперь о более фундаментальных исследованиях.

В книге Моритца дается доисламское происхождение шрифта. Из-за отсутствия серьезных исследований мусульманских, греческих и персидских авторов в области возникновения арабской письменности авторы опирались на европейские исследования в области семитологии и эпиграфики. Основная заслуга Набиа Абботт в том, что она определила две тенденции в арабской письменности, наметившиеся еще в 1 век хиджры – монументальный стиль и «манускриптный», рукописный стиль. Набиа Абботт предлагает вообще отказаться от терминов – куфи и насх, “дабы предотвратить неправильный ход мыслей”. Отличия обусловлены материалом, к которому применялась каллиграфия – монументальный шрифтом обычно писали на камне и металле, а рукописный стиль – на мягких и удобных материалах, откуда и появилась тенденция к скруглению. Рукописный стиль дает начало курсивному письму, впоследствии широко распространившемуся.

На данный момент, пожалуй, самым глубоким, или вернее - дотошным исследованием исламской каллиграфии можно назвать разбор коллекции коранических рукописей  Nasser Khalili Collection - “ The Master Scribes”, изданной в четырех томах. Это практически наиболее доскональное изучение шрифтов, на первый взгляд, кажется, не может оставить никаких вопросов. Но не все так однозначно.

Что касается ранних Коранов, то этой теме посвящен отдельный том, с подробным обзором и классификацией типов шрифтов по группам и подгруппам. Заслуга принадлежит исследователю Francois Deroche. Создается впечатление, что в этом труде собраны все элементы каллиграфии, вплоть до мельчайших деталей, просчитана каждая точка. Но достаточно сухой резкий язык автора не дает полностью ощутить уникальность феномена исламской каллиграфии и рукописной книги, в частности. Исследование носит сугубо математический, схематический характер, но зато обладает многочисленными уникальными иллюстрациями, которые не встречаются более ни в каких других изданиях.

Не объясняется связь между шрифтами, которые они определили, и теми шрифтами, принято было называть куфи” . Дерош  предлагает определять ранние шрифты термином Аббасидские шрифты - по имени династии, утвердившей халифат в середине 8 века и правящей во времена расцвета куфи.  Но, по словам Дероша, некоторые стили, включенные им под это название, уже были в употреблении в период непосредственно до утверждения Аббасидского халифата в 750 году. Хотя практически все датированные ранние Кораны из коллекции Халили относятся именно ко времени правления Аббасидов.

В коллекции Халили Дерош делит шрифты на основе анализа внешнего вида букв: формы, наличия лигатур, диакритики, форм начальных, средних и конечных, толщины, наклона, составляя таблицы на каждую букву. Но его классификация основана на предпосылках Ибн Ан-Надима и Мишеля Амари.

Якоб Адлер (1756-1834г.г.) поясняет: “Термин Kufi обнаружен в трудах Ибн Халлилана и Фирузабади, ко времени которых сохранились лишь весьма смутные представления о действительной эволюции ранних арабских почерков. С тех пор и по существу до наших дней этот термин щедро используется для обозначения ранних коранических почерков, тогда как тот стиль письма, который в действительности обозначали этим термином арабские авторы, так и неизвестен” .

В основном, это находки из западной части Исламского мира, в мечетях Каира, Саны, Кайруана, Дамаска.

Принятая Дерошем разбивка ранних шрифтов на группы: 1) Early Abbasid Scripts и 2) Новый стиль - соответствует 1) Простому куфи и 2) Восточному куфи в более известном наименовании. Курсивные же шрифты классифицируются им как третья группа, но для копирования Корана они широко не употреблялись вплоть до 11 века.

Еще Ибн Ан-Надим дает списки названий различных типов каллиграфии (относительно ранне-аббасидских шрифтов) и выделяет 6 основных стилей, обозначая их буквами ABCDEF, среди которых выделяет подстили и подтипы. “Мишель Амари (1806-1889г.г.), занимавшийся каталогизацией большого числа коранических фрагментов, приобретенных Парижской национальной библиотекой [...], опираясь на текст Ан-Надима, смог отождествить мекканский стиль, который много позднее Набиа Абботт обозначила как hijazi” .

Что касается термина куфи, то вначале он возник, действительно, применительно к стилю Аббасидских шрифтов, развитому в городе Куфа, но на самом деле действительный облик этого стиля неизвестен.

Тем не менее, остается много спорных моментов. Проблема классификации ранних шрифтов не ясна и по сей день, Deroche предлагает свой метод, но единого метода в науке пока не обозначено. Каждый исследователь словно начинает с нуля, изобретая колесо. Необходима систематизация, что бы не было путаницы при определении шрифта – куфи или хиджази, или аббасидский шрифт, ранняя традиция, mashq, ma’il, jazm и т.п., чтобы разделить определение стиля от вида техники.
 
Противоположно по своей направленности исследование “The Quranic Art of Calligraphy & Illumination” . Martin Lings подходит непосредственно к изучению каллиграфических коранических рукописей. Он пытается проникнуть в проблематику художественных особенностей каллиграфии через ее духовно-мистическое обоснование, через пророческое Слово, которым и является Коран. Martin Lings необычайно красочно описывает различные шрифты, заостряя внимание на духовной связи каллиграфии и иконы.

Дальнейшее исследование арабского письма должно включать в себя не только шрифт как таковой, но и оформление страниц с печатями, заставками и пометками, решение унванов Коранов и переплетов, ибо каждый из этих элементов несет особую символическую информацию и имеет выразительное содержание, и даже играя только вспомогательную роль в составе других элементов, образует лаконичное и графичное декоративное полотно, а иногда имеет самостоятельную художественную функцию.

Олег Грабарь предлагает качественно новый метод, утверждая, что «для историка искусства необходимо не зарывание в проблему эпиграфики, не составление описи, но суммарное, целостное восприятие информации, заложенной в художественной (зачастую не изобразительной) форме или переданной посредством образно-художественного языка каллиграфии». С этим невозможно не согласится. Но идея пока еще остается только голой идеей.

Следует упомянуть исследование Masahif San’a  , посвященное находкам в мечети в Сане. Merelin Jenkins сделала попытку проследить иконографию орнаментов, встречающихся в рукописях. Интересна тенденция поиска первопричины, зарождения орнаментальных форм в архитектуре. Но направлять науку в это русло было бы не выгодно, поскольку объективность этот метод обеспечить не может. Но все строится исключительно на аналогиях и догадках. Более разумно предположить, что один и тот же элемент мог не просто заимствоваться, но кочевать с одного предмета на другой, не обязательно повторяя (хотя и это возможно), или имитируя, но просто существовал более или менее единый язык искусства, грубо говоря – канон, притом, что он не был абсолютен как, например, в египетском искусстве, и региональные особенности накладывали свои отпечатки. Исследование, безусловно, в конкретных случаях может помочь атрибутировать, локализовать рукописи. И для систематизации йеменских материалов статья Jenkins, безусловно, является базой. Но следует учитывать и особенности самого раннего письма, не только орнаментальные листы.

На основе находок из Саны можно выработать метод для исследования мусульманских рукописей вообще.  

Существенным подспорьем по изучению магрибинского региона является ряд работ по архитектуре и фольклору региона Северной Нигерии.       “Нausa Architecture” J.C.Moughtin, “Hatumere: Islamic Design in West Africa”, Labelle Prussin, “Decorated Houses in a Northern City”, Antony Kirk-Green, “The Arts of Hausa”, David Heathcote – не столько искусствоведческие, сколько этнографические очерки.

Народ Хауса – одна из наиболее известных этнических групп в западно-африканской истории. В земле Хауса ислам был известен с 11 века, но утвердился прочно уже к концу 5 века. История и развитие каллиграфии малами Хауса не были научно обоснованы до исследователя Sallah M. Hassan в книге “Art and Islamic Literacy among the Hausa of Northern Nigeria”. Он подтверждает устойчивую точку зрения о развитии магрибинского шрифта в шрифт малами Хауса. Среди ответвлений магрибинского шрифта – «региональных стилей» – он называет кайруанский, андалузский, суданский и фаск. «Преобладающие стили письма, употребляемые в коранических школах Хауса, продолжают магрибинскую систему письма… в отметке букв, в диакритических знаках, алфавитном строе, в употреблении арабских цифр и в других чертах магрибинского шрифта». Но, что касается зрительного восприятия художественных особенностей рукописей Хауса, здесь можно отметить ряд особенностей рукописей Хауса, здесь намечается ряд отличий. «Северо-африканские и магрибинские Кораны ближе к древним арабесковым украшениям. Напротив, рисунки Коранов Хауса более геометричны и линеарны по природе». Автор проводит аналогии между знаками в рукописях и орнаментами национальной вышивки, а также в архитектурном убранстве фасадов зданий. Он называет характерный для региона тип орнамента – тип zayyana.

Проф. А.Н.Добронравин в монографии «Арабографическая письменная традиция Западной Африки» впервые в истории отечественной африканистики исследует истоки и современное состояние арабографической западно-африканской письменности. Добронравин уделяет особое внимание письменности Хауса.
 

Современным исследователям необходимо найти междисциплинарный метод – сочетая анализ текста с историко-искусствоведческим направлением Грабаря, основываясь и на достижениях Дероша, и Nabia Abbott (The Rise of The North Arabic Script And it's Kur'anic Developement), и Estelle Wheellan.

Как в случае с арабским языком, аналогично – существует классический язык искусства, канон, и множество диалектов, имеющих особенности, обусловленные национально-фольклорными различиями, временными рамками и т.п. По такому, диалектальному принципу развивалось арабское (как частный случай) и вообще мусульманское искусство. Можно считать, что  к настоящему моменту, в зачаточном виде уже наметились некоторые направления диалектологии. Именно этой области следует, на мой взгляд, уделять внимание, в первую очередь. Благодаря анализу рукописей из коллекции Халили, поэтапному, хронологическому систематизированию особенностей шрифтов, можно предпринимать дальнейшие шаги. Но, безусловно, исследование должно быть построено с учетом национального фольклора.


[Алфавит]
[Арабский язык]
[Буквенный символизм]
[Саджжада]
[Письменные принадлежности]
[Калам]
[Арабская рукописная книга]
[Выдающиеся каллиграфы]
[Унван]
[Унваны ранних коранических рукописей]
[Еврейские иллюминированные рукописи]
[Древо жизни]
[Коллекция Марселя]
[Архитектурные мотивы в ранних Коранах]
[Ибн ал-Бавваб]
[Ибн Мукла]
[Магрибинские региональные стили]
[Михраб]
[Мусульманская каллиграфия]
[Чернила малами Хауса]
[Этапы создания рукописи малами Хауса]
[Рукописи судани-хауса]
[Судани]
[О почерке Куфи]
[Мусульманская каллиграфия]
[Талисманы - Тамима]
[Материалы для талисманов]
[Изготовление талисманов]
[Правила ношения талисманов]
[Ювелирные украшения - талисманы]
[Футляры для талисманов]
[Рука Фатимы]
[Талисманы-Филактират]
[Таблицы-талисманы]
[Рубахи-талисманы]
[Магические надписи]
[Талисман из коллекци СПб ФИВ РАН]
[Сирия]
[Каллиграфия в мусульманской Африке]
[Каллиграфия Мавритании]
[Орнаментальные мотивы в каллиграфии Хауса]
[Магрибинские почерка]
[Мухадрас]
[Почерк ифрики]
[Почерк судани]
[Почерк андалуси]
[Классификация ранних почерков]
[Типология коранического почерка]
[Хиджази]
[Мир Ислама]
[Архитектура Индии]
[Мечеть]
[Мусульманский город]
[Жилые дома мусульман]
[Труды по арабской каллиграфии]
[Происхождение бумаги]
[Йакут ал-Муста'сими]
[Шестерка почерков]
[Арабеска]
[Доктрина Логоса]
[Трактаты по каллиграфии]
[Макарантар алло]
[Миниатюра]
[Айван]
[Возникновение региональных стилей]
[Геометрические принципы основных стилей]
[Графические элементы письма]
[Династическая принадлежность]
[Дуальность арабского письма]
[Единицы измерения]
[Индийские каллиграфические модификации]
[Использование арабской графики]
[Ифрики]
[Каллиграфические техники]
[Коранистика и каллиграфия]
[Культура заметок]
[Курсивное письмо]
[Куфи в Персии]
[Куфи в Турции]
[Магические надписи Западной Африки]
[Медресе]
[Минаи]
[Минарет]
[Минбар]
[Мукарнас]
[Мухаккак]
[Надписи Восточной Африки]
[Насх в Персии]
[Насх]
[О суфиях-каллиграфах]
[Облик диктуется функциональностью]
[Основные стили Персии]
[Особенности арабской книги в позднее время]
[Палеография]
[Пальметта]
[Пергамен]
[Переплет и пагинация]
[Персидский почерк джали]
[Персидский почерк мухаккак]
[Персидский почерк рика‘]
[Персидский почерк рихан]
[Почерк сульс]
[Персидский почерк та‘лик]
[Персидский стиль тауки‘]
[Джали дивани]
[Наста‘лик]
[Cийакат]
[Почерк шикаста наста‘лик]
[Почерк шикаста та‘лик]
[Профессия каллиграфа]
[Ранние почерка]
[Рика‘]
[Рихани]
[Смежные дисциплины]
[Кодикология]
[Губар]
[Сульс]
[Та‘лик]
[Теория трансформации архаичного письма]
[Техника мусалсал]
[Техника мусанна]
[Титульный лист и колофон]
[Турецкая каллиграфия]
[Турецкая техника мусалсал]
[Турецкие стили: насхи, сульс, тауки‘, рика‘]
[Турецкие стили мухаккак и рихан]
[Турецкий дивани]
[Турецкий почерк наста‘лик]
[Турецкий почерк рик‘а]
[Турецкий почерк та‘лик]
[Турецкий сийакат]
[Турецкий стиль губар]
[Турецкий стиль джали]
[Турецкий стиль мусанна]
[Угловатый почерк]
[Чернила]
[Школы куфического письма]
[Языковая экспансия]
[Бумага малами Хауса]
[Тугра]
[Кораны из архива Херцфельда Метрополитен Музея]
[Коллекции исламских рукописей Chester Beatty Library]
[Африканские рукописи коллекции Nasser D.Khalili]
[Баннаи]
[Альгамбра]
[Керамика]
[Коранические доски музея Бранли]
[Кораническая доска]
[Материальная культура Корана]
[Кораническая доска]
[Орнамент-талисман]