toppic
   

Тематические статьи / Иконоборчество
Значение иконоборчества

Значение иконоборчества

Спор вокруг икон превратился в оправдание, в защиту самого православия, и явившись вестником будущего разделения церквей, не только на Восточную и Западную, Православную и Католическую, но и вдальнейшем отразившийся в реформе протестантской церкви. По существу, это был спор о понимании ипостаси Христа, о восприятии человечества в Его ипостаси.  

Многие предполагают, что в первый иконоборческий период не существовало еще чина освящения икон. Но даже сам факт освящения не может превратить картину в икону. Отсюда вытекает и прямое расхождение с католической традицией, с западной церковной живописью….Д.Лурье приводит интересные сведения, что чин освящения икон как раз существовал – и что наиболее удивительно – в монофизитской церкви, но не в обычной принятой православной церковью форме – святой водой, а мирром, подобно Святым Дарам. Тогда становятся понятны нападки иконоборцев и  утверждение, что только Евхаристия – единственный Образ Бога-Слова. Кроме того, версия о монофизитской природе иконоборчества кажется не вполне объективной.

После Франкфуртского Собора 794 года и Собора в Париже в 825 году, осудивших Седьмой Никейский Собор, католическая церковь выбрала иной, отличный от православной, путь. Во многом из-за непонимания, по причине неправильно составленных переводов на латынь Деяний Собора. Икона – есть исповедание истины, исповедание веры». Именно защитить Истину призывает православных Иоанн Дамаскин.

«Прежние ереси оторвали Восток, а новая ересь помогла оторваться Западу. Еретичество византийских императоров было пагубным и в политическом смысле и глубоко виновато в подготовке разделения церквей». Кроме того, «национальное начало играло разделяющую роль».

Каноны 7 Вселенского Собора до сих пор не приняла Римская католическая церковь. В 767 году на Соборе во Франции, направленном на защиту икон, произошел самый ранний прецедент спора о filioque. В то же время назрел вопрос о почитании папы как главы всех церквей. Светская власть папы возникла в ходе конфликта о патримониях – владениях римской церкви на юге Италии, которые были отобраны Львом Исавром, а затем возвращены франками папе.   Римская церковь в ходе иконоборчества оказывалась «незапятнанной, непогрешимой», не замешанной в ереси уничтожения святынь.

«Иконоборчество привело к расслоению художественной культуры на элитарное, зашифрованное искусство знаков, символов и расхожее декоративное и прикладное искусство, понятное простым людям, не связанное с идеологией и схоластическими спорами» (Виктор Власов, Большой энциклопедический словарь изобразительного искусства). В период иконоборчества крест заменяет иконы, становясь знаменем, основным символом христианской церкви и Византии.

Внутрицерковная ситуация периода ранних Соборов представляется как кровоточащее тело. Как только церковь утверждается как организм с иерархической структурой, вовлеченный в политику, независимо от статуса – в составе государства или как альтернативный организм, - возникают естественные разногласия, богословски обоснованные, которые приводят к аналогичной государственной партийной структуре. Вопрос только в том, согласится ли аппарат на многопартийную систему или же исключит множественность путем предания ересей анафеме. 

В догматизации веры (проблема церковного строительства, которая не коснулась первых христиан, когда существовала живая преемственность) можно усматривать влияние ветхозаветного законничества на христианскую церковь. Преемственность, на которой основываются защитники православия – это сохранение сакрального духа живого Христа в Предании. В православной, как и в суфийской, практике мистического общения с Божеством, в данном случае – в контакте, осуществляемом посредством иконописных изображений, все зависит от духовной глубины, от откровения, доступного медитативно-молитвенным путем. Молитва образу с иконы путем воображения иконы никогда не проповедовалась. Напротив надлежало молиться перед иконой, в непосредственном контакте, тогда только возможно восприятие Божественных энергий, исходящих от иконы.

Иконоборчество разительно отличалось от предшествующих ересей. В данном случае «вопрос был понятен всем, тогда как предшествующие вопросы о Троице и воплощении были выше понимания масс простого народа».

Болотов сравнивает иконоборчество с «немецким Kulturkampfoм» и с борьбою французского республиканского правительства с клерикализмом. Иконоборцы «щеголяют своею религиозною индеферентностью». Это была борьба против консерватизма, против всего старого, одной стороной которого была иконопись, целью которой мыслилось сведение обрядовости до минимума, «сохранение христианской святыни от поруганий языческого фанатизма». Но основная ошибка иконоборцев заключалась в ориентации на догматический спор, тогда как они столкнулись не с догматической, но бытовой проблемой. И, следовательно, с бытового уровня проблема была перенесена в «сферу рассуждений о Троице и Воплощении». «Отрицание эллинского искусства вело к отрицанию всей культуры, до наук включительно, т.к. в нее принесли немало от себя эллины».

Протестантизм заимствовал многие идеи иконоборцев. В результате в протестантской церкви Предание практически уничтожено, оно ограничено Евангельским текстом. Но именно Предание хранит, пополняет, и передает духовный опыт мистического, сакрального – как сокрытое, постижение которого возможно лишь путем сопричастия, проникновения в таинства. Предание – это «жизнь Духа Святого в Церкви, сообщающего каждому члену Тела Христова способность слышать, воспринимать и узнавать истину в ее собственном свете, а не в свете человеческого рассудка.» Евангелие – это писаное Предание. Но «истины Откровения, сообщаемые Духом Святым в Предании Церкви, не исчерпываются передачей лишь письменной» (Л.А.Успенский).

Икона указывает путь прямой молитвы – Откровения, как «окно в Небо», но ни как идол. «Икона – язык, который соответствует не букве, а проповеди, то есть содержанию Евангелия, его смысла, так же как соответствуют ему богослужебные тексты» (Успенский). Через посредство иконы осуществляется молитвенный контакт между святыми и молящимися.

Иконоборчество, прикрывавшееся защитой догмата о Богочеловечестве, отвергло всякую святость материи. «Ложный пафос неизреченности, пафос разрыва между «духовным» и «чувственным». «Не веществу поклоняемся, но Творцу вещества» (Флоровский). «Прославилось наше вещество и преложилось в нетление.» (Иоанн Дамаскин) В ветхозаветный период тело еще находилось под осуждением, смерть воспринималась как наказание за грех, а тело умершего считалось ритуально нечистым, как наказание за грех. Но почитание мощей – это прорыв в потусторонний мир, оно полностью ломает устоявшееся мировоззрение, поскольку сама литургия «совершается на гробах». Святые – не мертвые, не нечистые, но усопшие, они «стали по благодати тем, что Он есть по естеству» (Иоанн Дамаскин). Икона связана с обновлением и обожением человека.


[Иоанн Дамаскин]
[К проблеме иконоборчества]
[Основные течения в иконоборчестве]
[Источники]
[Предпосылки иконоборчества]
[Значение иконоборчества]
[Ислам и иконоборчество]
[Теория Ал-Газали]