toppic
   

Тематические статьи / Богословие
Источники

Источники

«Познание чувствами ближе к нам,
но дальше от сущности,
разумное познание ближе к сущности,
но дальше от нас».
Ал-Кинди

Основными документами, на основании которых можно представить полярность позиций первого периода иконоборчества, можно назвать трактат императора Константина V Копронима, изложенный на Иконоборческом Соборе в 754 году, и «Три слова в защиту иконопочитания» Иоанна Дамаскина. Но обе стороны, в первую очередь, опирались на тексты Ветхого и Нового Завета, как ни удивительно, приводя одни и те же примеры с разной трактовкой. Спор развернулся вокруг второй заповеди. Вт. 5:8: «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в водах ниже земли. Вт. 5:9: «Не поклоняйся и не служи им; ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель». Второзаконие 4:12,15-17: «И говорил Господь к Вам из среды огня; глас слов Его вы слышали, но образа не видели, а только глас…..Твердо держите в душах ваших, что вы не видели никакого образа в тот день, когда говорил к вам Господь на Хориве из среды огня, Дабы вы не извратились и не сделали себе изваяний, изображений какого-либо кумира, представляющего мужчину или женщину, Изображений какого-либо скота, который на земле, изображений какой-либо птицы крылатой, которая летает под небесами…4:19: И дабы ты, взглянув на небо, и увидев солнце, луну и звезды и все воинство небесное, не прельстился и не поклонился им и не служил им». Вт. 4:25: «Если же родятся у тебя сыны и сыны у сынов, и, долго живши на земле, вы развратитесь, и сделаете изваяние, изображающее что-либо, и сделаете сие пред очами Господа, Бога вашего, и раздражите Его». Вт. 4:28: «И будете там служить богам, сделанным руками человеческими из дерева и камня, которые не видят и не слышат, и не едят, и не обоняют». Т.е. речь идет о подобиях, мертвых богах, противопоставленных Живому Богу Израиля.

Ветхозаветное сознание, на котором основаны обвинения иконоборцев, ориентировано на закон Моисея. По мнению православных, иконоборчество было шагом назад, в эпоху Ветхозаветную, к Пятикнижию. Потому Флоровский говорит о непонимании евангельского историзма.

Иоанн 5:45: «Не думайте, что Я буду обвинять вас пред Отцем: есть на вас обвинитель Моисей, на которого вы уповаете». Иоанн 1:17: «Ибо закон дан чрез Моисея, благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа».  Следовательно, изображение становится возможно по благодати.

Кроме того, иконоборцы ссылались на Евсевия Кессарийского и Св.Епифания. Евсевий Кесарийский в письме к Констанции, сестре императора Константина Великого, которая захотела иметь икону Христа, высказывается против изображения. «Смертное поглощено жизнью…кто же в состоянии изобразить мертвыми и бездушными красками и тенями свет славы и достоинства Его?» Евсевий поясняет, что истинный образ Христа всякий должен носить в своем сердце. Флоровский объясняет его арианство оригенистическими предпосылками. «Чувственное зримое во Христе как бы растаяло в сиянии Его Божества, и потому недоступно изображению в мертвенных чертах и красках…Да и Христос по вознесении для Оригена «уже не человек». Флоровский отмечает, что Евсевий не был единственным последователем Оригена в иконоборческом течении. Но он усматривает оригенизм и в противоборствующем лагере в целом, в том числе у Епифания, определяя его как «рецидив иудаизма». Поскольку «впоследствии именно евреи нападали на иконопочитание».

В ответ иконопочитатели приводили также святоотеческую литературу. Нил Синайский, Письма, IV. 58: «Святой храм пусть рука искуснейшего живописца наполнит историями Ветхого и Нового Завета, чтобы и те, кто не знает грамоты и не может читать божественных писаний, приводили себе на память мужественные подвиги искренне послуживших Богу».

Был затронут сам факт Боговоплощения, существования Второй Ипостаси – Второго Лица Троицы. Икона зрительно доказывала этот факт. «Другими словами, икона является ручательством истинности, а не призрачности воплощения. Поэтому отрицание иконы в глазах Церкви было равносильно отрицанию самого Боговоплощения. Защищая икону, Церковь защищала не только ее вероучительную роль или эстетическое значение, но саму основу христианской веры, догмат воплощения Бога».
 
«В самом определении понятия «икона» и заключается основное различие между борющимися сторонами, так как в представлении иконоборцев оно применялось совершенно иначе, чем в представлении православных иконопочитателей». Трактат императора Константина впитал в себя основные идеи иконоборцев. Основной упрек иконоборцев заключался в непонимании значения иконы. По их представлениям икона претендует на единосущность («omoousion») с изображаемым, тождественность. Икона якобы имеет одну природу с Божеством. Этот тезис выражает полное непонимание значения «образа». Ход рассуждений иконоборцев таков: поскольку претензия на единосущность кощунственна, по сути есть идолопоклонство, потому только лишь Евхаристия и есть истинный образ Христа, Святые Дары – Тело и Кровь Христовы, в этом значении иконой Христа является только Евхаристия, и ничто иное. Тогда иконопись есть не что иное, как богохульство. Но для православного сознания Причастие не является иконой, а икона не единосущна с природой изображаемого, но напротив «в самом понятии слова «икона» заключается сущностное различие образа от архетипа» (Острогорский).

Иконоборцы обвиняют иконопочитателей либо в монофизитстве, либо в несторианстве. Других объяснений иконопочитанию они не находят. Первое выражается в слиянии двух природ Христа – Божественной и человеческой, в изображении Его образа. Второе (при исключении первого) – в изображении плоти Христа, вещества, материи. Таким образом, иконоборцы выводят категорический императив, сводя все функции иконы к передачи природы Христа. Тогда становится абсурдным изображение святых. Или же функции иконы разделяются? Или это уже не икона, а живопись? В определениях намечается явная путаница. И заметим, что именно монофизиты поддерживали иконоборцев: «поскольку лик Христа имеет Божеское естество, то он неописуем и не может быть изображен», поскольку Божественная природа апофатична.

Ответом на брошенный иконоборцами вызов были Три «Защитительных Слова» Иоанна Дамаскина – три отдельных послания, написанных в разное время (первое – в 726г., второе – около 730г., относительно третьего точную дату установить сложно, но также где-то около 730г.), полемического характера. Каждое последующее «Слово» повторяет и дополняет предыдущее. Первое выдержано в более-менее умеренном тоне, тогда как уже во втором, и сильнее в третьем – усматривается строгая категоричность. Например: «О, прочь от тебя, завистливый дьявол! Ты завидуешь нам в том, что мы видели Господа нашего изображение и через него освящались, что также видели спасительные Его страдания […]Не желаешь, чтобы мы видели начертанною их [святых] славу и сделались подражателями их мужества и веры.[…] Не принимайте совета змия, как приняла Ева и пожала смерть».

Для Дамаскина «иконоборчество есть вид докетизма, нечувствие Богочеловеческой тайны, и в этом смысле некое дохристианское умонастроение». «Однако – говорит Флоровский, - символически, во всяком случае, и невидимое описуемо в слове. Образ вообще есть «обнаружение и показание скрытого». В Ветхом Завете Бог являлся именно в образах. А в Новом Завете Он явился в образе Христа. «Отношение между видимым и невидимым существенно изменяется с пришествием Христа».

«Братие! Поистине заблуждаются незнающие, что буква убивает, а дух животворит (2 Кор. 3:6)». Иоанн Дамаскин упрекает иконоборцев в возврате к языческим временам, к временам Ветхого Завета. Ибо их обвинения в идолопоклонстве смешны в адрес христиан, стоящих уже на другой, более высокой ступени духовного развития. Поэтому главный аргумент иконоборцев, ссылка на Ветхий Завет, уже не своевременен, не уместен. «Иудеям, конечно, это было предписано по причине склонности их к идолослужению. Мы же, которым дано, избежав суеверного блуждания, познав истину, находимся в чистом и святом общении с Богом…получили от Бога способность различать и знаем, что может быть изображаемо и что не может быть выражено посредством изображения. Ибо закон был для нас детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою, и мы, доколе были в детстве, были порабощены вещественным началам мира (Гал 3:25; Гал 4:3). Ибо образа Его, говорит Писание, не видели.[..] Как будет изображено невидимое? Как будет уподоблено неуподобимое? Как будет начертано не имеющее количества и величины, и неограниченное, и не имеющее вида? Как будет нарисовано красками бестелесное? Как будет придан вид неизобразимому?…Ясно, что теперь нельзя тебе изображать невидимого Бога, а когда увидишь бестелесного ради тебя вочеловечившимся, тогда делай изображение человеческого Его вида. Когда невидимый, облекшись в плоть, становится видимым, тогда изображай подобие Явившегося».

Последние слова имеют отношение именно к факту Боговоплощения, давшего разрешение на изображение. Икона отлична от первообраза по природе, но благодаря искусству возможно достичь сходства. «Если бы она ни в чем не отличалась от первообраза, то это была бы и не икона, а не что иное, как сам архетип» (Иоанн Дамаскин).

Нигде в Писании не сказано, что Иисус просил записывать Его слова, также как и относительно изображений нет никаких указаний. Против существования и почитания Евангельского текста нет возражений. Но икона есть подобие Евангелию, в некотором смысле то же, что и Евангелие, тоже передача Откровения, но другими средствами. «Через посредство иконной живописи мы созерцаем изображение телесного Его вида, и чудес, и страданий Его, и освящаемся, и вполне удовлетворяемся, и радуемся, и считаем себя счастливыми; и благоговеем, и почитаем, и поклоняемся телесному Его образу. А созерцая телесный Его вид, мы представляем себе, насколько возможно, также и славу Его Божества. Ибо, - так как мы состоим из двух частей, составлены из души и тела, и душа наша не обнажена, но покрывается как бы завесою, - то нам невозможно помимо телесного прийти к духовному[…] Поэтому из двух частей состоят и крещение: из воды и духа, также и святая трапеза, и молитва, и псалмопение; все – двояко: телесно и духовно, также – лампады и каждения».

Иоанн Дамаскин уделяет особое внимание вопросу поклонения и почитания. Различает по характеру несколько категорий поклонения. Служение – которое подобает только Господу (есть несколько разновидностей) - служение – от любви и восторга, служение в благодарность и т.д. Почитание тварей ради Господа, а также святых и святынь. Почитание друг друга по образу и подобию Божию.
  

Писание икон возможно потому, что Христос – уже есть образ Бога, Его видимость. У иконы же нет природы, как и нет самостоятельного бытия. «Икона связана со своим прототипом не в силу тождества с ним, что было бы абсурдным; икона связана со своим первообразом тем, что она изображает его личность и носит его имя». Дамаскин подчеркивает: «И власть не рассекается, и слава не разделяется, но слава, воздаваемая изображению, становится принадлежащей тому, кто изображен».

По словам Л.А.Успенского, «Лица Святой Троицы отличны друг от друга, но односущностны, то есть единоприродны. В иконе же, наоборот, - разница в природе и тождественность личности». Но именно по природе Лица Святой Троицы различны. А провозглашение одной природы есть монофизитство. Суть кроется в различии природы и ипостаси, личности на основании Халкидонского догмата. Иконоборцы его вообще не осознавали. На основании Халкидонского догмата иконоборческие споры разрешаются мгновенно.  
 
Во второй период со стороны иконоборцев выступил патриарх Иоанн Грамматик (ставший Константинопольским патриархом при императоре Феофиле в 837 году). Поборниками иконопочитания были Св.Никифор, Св.Феодор Студит. Основным утверждением со стороны иконопочитателей было: «Бог неописуем, а Христос описуем». Как подчеркивает Д.Лурье, Святой Никифор говорит о двух понятиях: начертании (описании) и очертаемости (описуемости). Начертание – это некая картинка, находящаяся в некотором отношении к тому, что она изображает, но существующая отдельно от него. Очертаемость – это собственное свойство изображаемого, не состоящее с ним ни в каком отношении, неотделимое от него, это свойство архетипа – быть в определенном месте, в определенное время и восприниматься чувствами. Очертаемость свойственна всему материальному, в том числе ангелам и душам (поскольку они «плотяны» относительно Бога). Поэтому и ангелы описуемы, как и все, что локализуемо, в отличие от Бога. Если архетип описуем, то это дает возможность начертание, но обратное – невсегда верно – если существует картинка, то необязательно существует то, что на ней изображено. Христос принял описуемую плоть, поэтому возможно ее описание - икона. Характер – это прорись, начертание, идея образа, которая не может существовать иначе, как нарисованной, то, чему мы поклоняемся на иконах. Характер почти что синоним описуемости, но он не отделен от первообраза, хотя присутствует в отделенной от первообраза иконе. В иконе описывается индивидуальность Сына (с чем соглашались иконоборцы 2 этапа). «Существует одна нераздельная ипостась – хотя характер ей присущ только по плоти. Но этот характер относится к ипостаси, потому она и описуема. Христос изображается по своим ипостасным идиомам. Внутри природы ипостась отличается. Идиомы не всегда описуемы. Характер – это такие идиомы, которые описуемы. Лишь идиома Божественной природы – неописуема и не имеет характера». Святой Василий Великий, определяя ипостась как саму природу, провоцирует иконоборчество. По Григорию Богослову – «Ипостась есть то, в чем Божественное, нечто независимое, в чем природа». Максим Грек говорит об ипостаси как «Образе Бытия». Но природы не может быть вне ипостаси.


[Арабский язык]
[Тасаввуф]
[Апофатическое богословие]
[Четки - Субха]
[Хиджаб]
[Собирание и составление Корана]
[Структура Корана]
[Коран]
[ал-Асма' ал-Хусна]
[Таблица ал-Асма' ал-Хусна]
[Абджад]
[Численные значения букв]
[]
[‘Илм ал Хуруф]
[Символика букв]
[Символика букв - продолжение]
[Онотомантия]
[Джадвал]
[Фаватих ас-Сувар]
[Магические квадраты]
[Рапсодомантия]
[Фа’л]
[Сочинения, посвященные рапсодомантии]
[Истихара]
[Иоанн Дамаскин]
[К проблеме иконоборчества]
[Основные течения в иконоборчестве]
[Источники]
[Предпосылки иконоборчества]
[Значение иконоборчества]
[Ислам и иконоборчество]
[Основные публикации по истории иконоборчества]
[Ислам]
[Коранистика и каллиграфия]
[Магические надписи Западной Африки]
[Хуруфиййа]
[Илм ал-Джафр]
[Илм ал-Хуруф]
[Теория Ал-Газали]
[Сура]
[Тафсир]